Войти




Лунная соната

26 Сентября 2006, 17:41
На горизонте восходит солнце, начинается новый день. Выходишь на улицу и не знаешь, что ты найдешь сегодня, что потеряешь и куда эта утренняя тропа приведет тебя к вечеру...

Толкаюсь на воскресном рынке. Нет, мне ничего особенного не надо. Так, по мелочам кое-что. А больше как развлечение. Многие так делают - молодые и старики. Ходят между рядами, глазеют на изобилие товаров местных и заезжих коробейников. Главное же в данном случае - себя показать, на людей посмотреть, встретиться со знакомыми, поговорить.
Кто-то легонько трогает меня за локоть:
- Молодой человек, а ведь вы совсем позабыли про нас…
Сразу мелькнула мысль: ну кто так может еще назвать меня? Анастасия, а попросту - Ася Степановна. Несмотря на небольшую, всего лишь в пять лет, разницу в возрасте, она упорно называет меня «молодым». Оглядываюсь: ошибки нет - она. Рядом стоял, приподняв шляпу в знак приветствия Кирилл Степанович, оба - Ивановы.
- Дела, наверно, заели, а может, брезгуете общением со стариками?
- Господь с Вами, Ася Степановна, даже и не думайте о плохом. Летом два раза был: звоню-звоню - Тузик мечется по двору, лает, а дома никого.
- Наверно, мы в лес ездили. Ульи с пчелками продали. Нашелся покупатель, все забрал - запасные ульи, пчел, инвентарь, все до крошечки. Удачно вышло. Освободилось время, и мы в этом году отвели душу - часто ездили в лес.
Супруги завершали отоваривание, и спустя полчаса мою персону везла по городу машина «Ока».
- Плешь переели насмешками. А вот мы с Асей утречком пораньше сядем в нее - и в лесочек, за сотню верст в глухомань на свои деляночки. На автобусе туда не доберешься. С десяток раз за лето съездили, себе на зиму чернички заготовили, а лишнее продали. И все не спеша, с толком. А возьми грибочки. И здесь полнейший порядок. Скоро пойдет клюковка...
...С супругами Ивановыми я познакомился там же - на воскресном рынке, в ряду, где торгуют медом. После пробы у них обдало чем-то волшебным, божественным, что ли. А все перед этим показалось пресным. Сладким, но пресным. Степаныч удовлетворенно смотрел на реакцию и вдруг спросил:
- А ведь вы в газете работаете. И мы с вами встречались, беседовали у меня в кабине. Вы приходили в нашу автобазу в 1984 году. Давненько? Да, конечно. А вот я запомнил. Вы про наших водителей писали: «На трассах пятилетки». Ну и про меня там было десять строчек. Почему запомнил? Так «Коммунар» потом прикнопили на Доску информации, а тем, кто отмечался, и мне тоже выписали по 25 рублей премии. Это было так неожиданно. Я на эти деньги жене подарок купил.
Со Степанычем мы быстро нашли общий язык. Четыре года назад их соседка справа, схоронив мужа, продала дом, уехала к дочери и внукам. Новые хозяева - москвичи, поставили высокий забор, только крышу дома и видно стало, а не весь двор. Вскоре и соседку слева, старенькую бабу Нюру, забрали родственники. Опять вырос забор, из-за которого торчала печная труба. С новыми хозяева не пообщаешься, как прежде. А побалагурить Степанычу страсть как охота. Бывало, Татьяна Леонтьевна, соседка справа, выйдет под вечер на крыльцо, сложит ладони рупором у рта:
- Эй, где вы? Я блинов напекла, идите ко мне…
Сходились за стол во дворе. Муж Леонтьевны выносил гитару, Степаныч - аккордеон - по «чуть-чуть» для аппетита, тары-бары о погоде, детях, внуках, а потом со двора неслось в лад друг другу:
- Что-о-о стоишь, кача-аясь, тонкая рябина…
Сегодня Степаныч косился на выросшие заборы, сокрушался:
- Знаешь, моих мозгов просто не хватает, чтобы понять, какая сегодня жизнь. С одной стороны, изобилие товаров, а с другой - ускользают доброта, бескорыстие, взаимопомощь, а может, и Любовь...
Степаныч за свою жизнь не выкурил ни одной сигареты. Выпивал чрезвычайно редко и только когда действительно надо было по «чуть-чуть». К манере его поведения надо приспособиться. Он мог говорить долго и безостановочно, внезапно запеть, прочитать четверостишие или брякнуть что-нибудь.
Эта странность - от профессии водителя. За баранкой он провел всю жизнь. Чтобы не задремать ночью от монотонности пути, водители горланят песни, читают стихи, разговаривают с машиной: а ну-ка, родненькая, берем этот подъемчик...
По первости поведение Степаныча шокировало. Он разговаривал постоянно. Если на его пути лежал толстенный пушистый кот Тимка, перед ним вежливо склонялась голова:
- Ваше величество, вы бы отвалили на пол-лаптя в сторонку. Ведь наступлю на живот.
Разговаривает Степаныч и с Тузиком, а тот поднимает радостный скулеж, подпрыгивает.
Тузика, кстати, они подобрали на дороге. Ехали и увидели на обочине собаку за трапезой у мешков с мусором. Привезли, состригли корку репейников и грязи, выкупали, накормили. Тузик спал после этого сутки. Вот он какой сейчас красавец!
Анастасия Степановна - добрейший человек. Но бывает нечто такое в людях, что хочется поклониться им до земли. А за что - сразу и не определишь. Невысокого росточка, едва по плечо мужу, худенькая. Седые вьющиеся волосы, большие васильковые глаза, не утратившие с годами своей свежести и глубины. Всегда нарядная, аккуратная, в ее походке, движениях во время любой работы есть что-то неуловимое, как теплый ветерок.
...Мы бродили по ухоженному двору. Ася Степановна иногда выглядывала в окно и удовлетворенно улыбалась. Терпеливый гость - просто находка. Степаныч разъяснит ему положение в стране и за рубежом и телерекламу, истоки пенсий, цен на бензин и почему у людей деньги не ведутся.
- О будущем думать надо, - убеждал меня Степаныч. - Все время думать и что-то делать по мере сил. Кто не думал раньше о будущем, у того в сегодняшнем дне одни проблемы, вопросы, вопли и канитель. Что посеяли раньше, то и пожинаем сейчас - хорошее и плохое. Вот откуда бедность. А кто сегодня не думает о будущем, у того его и не будет потом. Откуда оно возьмется?!
В палисаднике у Ивановых полыхают георгины. За штакетником забора растут кусты калины, шиповника. В небольшом саду в кронах яблонь ярко, словно звезды, светится антоновка. Осень... Бабье лето... Теплынь... Сели на скамейку под навес, где раньше были ульи.
- Нет, не жалею, что продал. Я их и завел-то в середине 80-х, поначитавшись о лечении медом, пчелиным ядом, прополисом. Радикулит - наша профессиональная водительская болезнь. Счастливчик, кого она минует.
- Помогло? - спрашиваю.
- Еще как! Последний раз был в больнице в 1990-м году. Помогло еще и в другом - доходе. Как тяжело было в середине 90-х! Ни работы, ни заработка, пенсия у Насти маленькая, а у меня восемь ульев. Пчелки выручали да огород. Так что к 2000 году накопилось деньжат - купили газовый котел, оборудовали отопление в доме, подключились к природному газу - красота!
Мы всю жизнь привыкли работать. Дай нам сейчас миллион с жестким условием - не поднимай даже соломинку с земли, мы вскоре и загнемся. И никакие курорты не помогут. У нас пятеро детей, и они порой обижаются, что мы не принимаем помощь. А я им говорю: все, что нужно сделать для нашей жизни, хочу сделать сам, потому что я - мужчина. И делаю, а жена рядом - вдохновляет.
- Насть, - крикнул Степаныч в открытое окно, - сыграла бы что-нибудь.
Она подошла к фортепиано... Робко ступая в горницу вошла чарующая мелодия лунных бетховенских аккордов. Поступь их прошла сквозь толщу лет, оставляя позади тысячи романсов, песен и шлягеров. А сколько еще оставит! Анастасия Степановна нигде не училась играть - она самоучка. И это самое потрясающее, когда человек играет для себя, растворяясь в музыке душой и сердцем, наполняя уютный дом теплом, жизнью и любовью.
Справа от фортепиано у Ивановых священный уголок: иконочки Богородицы, Спасителя, образы святых. Трепещет и играет на ликах огонек лампадки. Чуть пониже - фотографии дорогих для Ивановых старичков. Отдельно - человек в военной форме капитана с орденами и медалями на груди - Степан Кириллович Иванов. О нем, о своем отце, многое поведал мне Степаныч...
Анастасия Степановна, облокотившись о подоконник, слушала разговор...
Живешь и не знаешь, что найдешь сегодня, что потеряешь и куда тебя приведет к вечеру тропа, на которую вышел утром. А она привела к хорошим людям, где есть место всему - грусти и радости, печали и счастью, главное - Любви. А остальное - прилагательное.
Степаныч подвез меня к дому. Постояли немного. Мы часто думаем о главном смысле всей нашей жизни. В чем он?
- Ну все ж так просто, - недоуменно ответил Кирилл Иванов, - мужчина и женщина должны любить друг друга и растить славных деток. Так было во все времена - от фараонов до наших дней. А мужчины должны бороться и побеждать трудные обстоятельства, чтобы сложить все победы к ногам любимых женщин - матери и спутнице по жизни. Разве не так?
… Медленно приближаюсь к дому. Шуршат листья под ногами. Вскинул лицо - в бездонном небе перешептывались светлячки звезд. Вспомнилось: в полутьме комнаты сияет лампадка в священном углу. Ее трепет скользит по ликам. По вечернему саду робко ступает тихая мелодия Любви. Само собой прозвучало:
- Ну, и слава Богу!


Автор: Газета "Переславская неделя"
Поделитесь с друзьями:

Другие новости в рубрике «Общество»



Комментарии (ваш будет первым):

Оценка: 0 1 2 3 4 5

Новости по рубрикам


Новости по дате

Ноябрь
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1 2 3 4 5
6 7 8 9101112
13141516171819
20212223242526
27282930




Наш адрес

г. Переславль-Залесский, ул. Трудовая, д. 1
тел.: +7 (48535) 98-313

Наши правила

По вопросам связанным с сайтом обращайтесь
по адресу:
При перепечатке материалов, ссылка на сайт
www.pereslavl.ru обязательна.
Магазин Ника (обои), Магазин Плитка (ламинат)

Информация

Наши кнопки

Яндекс цитирования
Rambler's Top100


2005-2017 © ООО «АйТи-Лаб»